Четверг, 23.11.2017, 21:36
Антифашистское Сопротивление ВоронежаГлавная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Материалы в СМИ [5]
Идеология [10]
Ниформалы [4]
Фашизм [2]
Антифашизм [3]
анархизм и коммунизм [3]
Интересное [148]
Главная » Статьи » Идеология

Партизанское классовое сопротивление.
 Cайт Конфедерации революционных анархо-синдикалистов":
Михаил Магид
ПАРТИЗАНСКОЕ КЛАССОВОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ

Иногда люди задают себе вопрос: “Почему мы, проработав десятилетия, вставая каждый день ни свет ни заря, делая нужную, ответственную, кровно необходимую людям работу, живем в ужасных условиях, а новые русские, которые за всю свою жизнь не сделали никому добра и не принесли никакой пользы, - катаются на иномарках, играют в казино и жрут в дорогих ресторанах?”.

 Как ни странно, ответ заключен уже в самом вопросе. Благодаря тому, что мы живем так плохо, начальники живут так хорошо. Они присваивают себе то, что по праву принадлежит вам. Продукция коллективно произведена всеми работниками, вот только распоряжаются ей руководители бизнеса. И делают это так, что население страны неуклонно сокращается.

Население России сокращается приблизительно на 1 миллион человек в год, и дело отнюдь не только в низкой рождаемости, но и в высокой смертности. Треть населения 150 миллионной страны живет ниже официальной черты бедности. Откуда взяться высокой продолжительности жизни, если у людей нет ни нормального питания, ни возможности купить себе лекарства? Против трудящегося населения идет война. Все, кто умер от недоедания и отсутствия лекарств, все, кто не смог жить в условиях приватизаций и реформ – жертвы террора. Его ведут против нас бандиты, которые контролируют предприятия, власть, государственные службы. И они не боятся нарушать законы, хотя, впрочем, сами же их и пишут. И на этом фоне лидеры разных профсоюзов и “общественных движений” заявляют о том, что “бороться против произвола надо исключительно в рамках закона”! Одним словом, нас давят и по закону и по беспределу. Так было и будет, пока мы не научимся сопротивляться.
КАК ВЕСТИ ЗАБАСТОВКУ

Если Вам надоели невыплаты и без того мизерной зарплаты, надоело хамство начальника и постоянные угрозы сокращений, одним словом, если надоело быть мальчиком для битья и Вы хотите действовать, попробуйте сформировать ГРУППУ из решительных людей. Поговорите с Вашими друзьями, с теми, кому Вы доверяете, прикиньте свои возможности. Любая забастовка может быть успешной лишь тогда, когда и если она подготовлена инициативными людьми. На профсоюз, даже если он есть на Вашем предприятии, не обращайте никакого внимания. Если Вы еще не в курсе - все профчиновники работают на начальство и не хотят с ним ссориться. Помогать они Вам все равно не станут, а вот наябедничать могут. Так, мощная забастовка на Ясногорском машиностроительном заводе ЯМЗ в 1998 г. была полностью подготовлена группой из 9 или 10 работников, близко знавших друг друга и полностью друг другу доверявших, а не профкомом. Всего бастовало около 1000 человек в течение полугода.

Активисты, что готовят стачку, не должны привлекать к себе внимание начальства. ГРУППА действует анонимно, в тайне от начальства, соблюдают меры предосторожности. Поговорите со своими друзьями, с теми, кому вы доверяете. Договоритесь о том, как будете действовать. В нужный момент, например перед началом смены, вместе обратитесь ко всем остальным рабочим с призывом не приступать к работе. Если дело пойдет, нужно будет провести собрание, которое сформулирует основные требования к начальству, и выбрать стачком, чтобы он координировал ход стачки.

Забастовка должна быть неожиданной для начальства. Самое глупое, что можно сделать, это заранее уведомить начальство о стачке или угрожать ему стачкой. Начальники заранее примут надлежащие меры, а тех, кто бросает пустые угрозы, – уволят.

Забастовку лучше всего начинать в самый неудобный и неподходящий для начальства момент (сорвать важный заказ или ту работу, прекращение которой влечет  остановку соседних участков).

Нужно, чтобы другие подразделения (цехи) видели стачку. Необходимо пробовать убедить их поддержать ее. Чем больше участников забастовки и чем больше подразделений в нее вовлечено, тем больше вероятность успеха. Нужно согласовать требования с рабочими других подразделений (цехов), которые захотят присоединиться к стачке. Это жизненно важно. Иногда рабочие думают: “выбить из начальства зарплату для своего подразделения (цеха) проще, чем для всего трудового коллектива компании, да и какое нам дело до других подразделений”. Но практика показывает, что все как раз наоборот: чем больше участников забастовки, тем больше страх работодателя, тем больше шансы рабочих добиться выполнения своих требований. Если действовать по принципу “я помогу тебе сегодня, а ты мне завтра”, можно добиться успеха. Если действовать по принципу “каждый сам за себя”, то шансов гораздо меньше. Так рабочие автобазы строительной компании Дон-строй, объявив забастовку с требованием погасить шестимесячную задолженность по зарплате, даже не информировали об этом рабочих других подразделений, где точно так же месяцами не выдавали зарплату. А ведь была реальная возможность поднять все общежитие, находившееся в двух шагах от базы, и повести на Москву маршем 5 тысяч рабочих-строителей. Учитывая, что всего на предприятиях фирмы работало около 50 тысяч человек, можно было устроить грандиозную стачку и добиться от начальства любых уступок. Но этого не сделали и в итоге рабочие автобазы мало чего добились. А в Саранске в 2002 г. забастовало троллейбусное ДЕПО-2. В принципе можно было обратиться за поддержкой к ДЕПО-1, где тоже масса проблем и где рабочие бастовали в 2001 г. Однако, этого сделано не было. Участники забастовки решили, что и сами справятся, к тому же у них были трения с рабочими ДЕПО-1. И, наконец, был выдвинут “мудрый” довод: стачки солидарности по закону запрещены. Конечно, в ДЕПО-2 стачку проиграли.   

Чтобы привлечь внимание к стачке и оказать давление на государство и бизнес, можно перекрыть ближайшую к предприятию крупную трассу. Чем больше рабочих примет участие в перекрытии, тем безопаснее для всех и тем больше будет страх начальников.  Когда рабочие Дон-строя перегородили шоссе (на 1 час), протестуя против 6 месячной задолженности по зарплате, к ним немедленно явились для переговоров не только представители местной администрации, но и чиновники мэрии, и депутаты. Последние, испугавшись восстания, начали оказывать давление на администрацию компании, с тем, чтоб она выполнила требования бастующих. Когда же рабочие стали действовать “строго по закону” и сняли блокаду, то и отношение к ним изменилось в худшую сторону. Через некоторое время с ними просто перестали разговаривать.

Весь ход стачки должен контролироваться собранием рабочих – участников забастовки. Наиболее важные решения должно принимать только общее собрание. Нужно выбрать стачком (совет), чтобы он координировал ход забастовки. Но помните, что собрание никогда не должно выпускать из своих рук право принимать решения по всем основным вопросам. Отдельных рабочих – делегатов стачкома - легко запугать, пригрозив им увольнением, или подкупить, поэтому они могут принять решения в пользу начальства. А это невыгодно всем остальным. Если делегаты не выполняют указания собрания, замените их на других. Во время забастовки в Саранском троллейбусном парке, в  ДЕПО-1 летом 2001 г. рабочие делегаты отправились в кабинет начальства для переговоров. Когда они вернулись обратно к рабочим, то сообщили, что приняли предложение начальства свернуть забастовку, а зарплату, мол, начальники пообещали заплатить потом. В ответ рабочие их освистали, и заявили, что предложение не принимают и что от них больше никто не пойдет говорить с начальником. Пусть начальство ведет переговоры с общим собранием! Хотя через некоторое время забастовка была все же свернута, удалось выбить задолженность по зарплате.

Все переговоры с начальством ведет только общее собрание рабочих на рабочем месте, в цехе. Никаких переговоров в кабинетах начальства! Люди, которые имеют глупость прийти в кабинет начальника и заявить о себе, как о “представителях рабочих”, “членах стачкома” и т.д. – это первые кандидаты на увольнение или еще что похуже. Пока рабочие вместе, они сильны. Каждого по одиночке начальство раздавит. Во время забастовки в СМУ-8 в Москве в 1999 г. директор потребовал: “пусть скажут, кто у Вас главный, я с ним буду говорить”. Рабочие (111 человек) ответили: “главного у нас нет, будешь говорить со всеми”. Когда же, впоследствии, после окончания забастовки, рабочие стали просить одного активиста заняться их делами, поговорить с начальством и сходить в суд с жалобой на произвол администрации, он ответил: “За других действовать не стану. Я не ваш вождь.” Это было правильное решение. В одиночку он бы ничего не добился, от судов, как правило, нет никакой пользы, только ко всему его бы еще и уволили.  

Мелкие и средние начальники ничем не лучше начальников больших. Нечего их слушать. Нельзя им доверять.  Все они часть одного целого, одной команды. Чтобы выиграть, нужно говорить с ними с позиции силы.

Начальники не должны присутствовать при обсуждении рабочими выдвигаемых условий, при обсуждении хода забастовки и т.д. Начальство приглашают на переговоры, когда рабочими уже согласована, принята и заявлена своя позиция. Если в ходе переговоров у рабочих возникли колебания, нужно на время прогнать начальников или, на худой конец, отойти в сторону и все обсудить, а потом снова вернуться к переговорам.  

Начальники будут просить “войти в их положение”, “понять их проблемы”. Нельзя поддаваться на эту уловку. Все начальники – сволочи! Они грабят, обманывают, обсчитывают, унижают и увольняют нас. Они никогда не входят в наше положение. Зачем же мы будем входить в их положение? Кто же входит в положение врага?

Если начальники будут ссылаться на закон о забастовках, не обращайте на это внимание. Законы пишут буржуи или купленные буржуями депутаты. И законы эти пишутся в интересах буржуев и начальников. Кроме того, последние нарушают законы, когда хотят и как хотят. Если действовать по их законам, то, конечно, ничего нельзя добиться. Тот, кто играет по правилам начальников – уже проиграл. Ростовский шахтер Василий Торгашев 8 лет судился с компаниями “Русский уголь” и Шахтоуправлением “Обуховская”. Те обязаны были выплатить ему после 40 лет работы пособие по возмещению вреда, нанесенного здоровью. Он дошел до Высшего арбитражного суда, и добился принятия решения в свою пользу в 2004 г. Сумма, которую ему должны выплатить компании, составляет после судебной индексации 572.930 р. Каково же было его удивление, когда он понял, что, не смотря на выигранный процесс, никто ему платить не собирается. Над ним просто посмеялись. А вот пенсионеры, перегородившие дороги, добились восстановления значительной части своих льгот! Над ними никто не смеялся…

После забастовки не пишите никаких объяснений, с начальством в одиночку ничего не обсуждайте, говорите с ним только на людях. Не позволяйте себя унижать и запугивать. И помните: всякий сговор с врагом – это предательство.

Во время или после забастовки могут приехать представители различных политических партий, депутаты Думы, чиновники мэрии. Они пообещают помощь, начнут уговаривать рабочих проявить гибкость на переговорах, или предложат вступить в свои партии. Потом на ТВ они будут представлять дело так, как будто движение организовано ими. Никогда не верьте политикам, что бы они ни говорили. Все политические партии, депутаты, чиновники и т.д. – начальники, или хотят  стать большими начальниками. Для них бастующие рабочие – пушечное мясо, повод для саморекламы, средство для ведения избирательной компании. Не верьте партиям, не верьте чиновникам, не верьте депутатам. Все начальники – сволочи!

Не регистрируйте никаких профсоюзов. Не подписывайте никаких коллективных договоров. Просто возвращайтесь на работу, в случае, если начальство выполнит все требования, и ждите удобного момента для новой забастовки, чтобы выбить из начальства новые уступки. Это называется “боевое соглашение”. Легально, через суд или иные административные органы обычно ничего добиться нельзя. Любая крупная компания имеет достаточный административный ресурс, чтобы выиграть судебный процесс. Еще раз – все действующие законы написаны буржуями и начальниками, и служат их интересам.  Нас никогда не защищают бумажки, колдоговора, суды. Если бы в суде можно было доказать рабочую правду, если бы работников защищали колдоговора, все в стране уже давно жили бы как в раю. Бизнес имеет власть, связи. Он понимает только один язык, язык силы. А сила в наших руках до тех пор, пока начальники не вычислили и не уволили активных людей. Поэтому, пусть ГРУППА, подготовившая стачку, и те, кто захочет к ней присоединиться, действуют тайно от начальства. Сохраняйте и расширяйте связи в трудовом коллективе, ищите людей, на которых можно положиться. Следующая стачка станет успешной лишь, если она будет неожиданна для начальства.
ТОЛЬКО ЛИ СТАЧКА?

Кроме стачки существуют и другие формы борьбы. Кому-то странно это слышать, но правда есть правда. Бывают разные случаи. Иногда они связаны с нервозным состоянием работников, доведенных до отчаянья издевательствами руководства и крайней нуждой, иногда трезвым и спокойным расчетом. Последнее наиболее серьезно.

Например, человек работает на дорогостоящем оборудовании. А что, если оно в один прекрасный день сломается, причем будет не ясно, какое отношение к поломке имеете лично он? Начальство понесет большие убытки. Если такие вещи будут происходить с оборудованием, установленным на разных рабочих местах, всякий раз, когда начальство задерживает зарплату,  то оно задумается: стоит ли так поступать? Может быть выгоднее все-таки платить деньги вовремя? Глядишь, и убытков станет меньше…

На одном московском предприятии начальники установили новейшую японскую электронную систему, стоимостью в 4 миллиона долларов, чтобы полностью взять под контроль рабочее время. Выполнил работник производственную операцию - вставил карточку в щель. И так каждый раз. С помощью карточек  (они называются “канбан”) начальство может контролировать каждую секунду рабочего времени, построить графики оптимальных с его, начальственной, точки зрения нагрузок. Если рабочий не уложился в график – вычитают деньги из зарплаты. Поэтому трудовой день превращается в кошмар, все время работник испытывает стресс: если опоздает на 7 секунд с выполнением той или иной операции, у него вычтут деньги. А дома дети, жена…

Но, как известно, против лома нет приема. Некто залил в блоки новейшей японской электронной системы воду… Покупать вторую такую систему начальство не решилось. Погорело на 4 миллиона баксов за глупость свою и жадность.

А бывает и по-другому. Один отчаянный парень застрелил директора из ружья прямо в кабинете, после того, как тот отказался вернуть полагающуюся этому рабочему задолженность по зарплате. Конечно, человек попал в тюрьму.  Иначе было на некой московской стройке. То ли там начальник оскорбил рабочих по матери, то ли деньги не заплатил, а скорее всего, и то и другое. Говорят, что потом на этой стройке случилось большое несчастье: какой-то начальник полетел весенней ласточкой с 15го этажа. Одно мокрое место от него и осталось. Говорят, он поскользнулся. По крайней мере, виновных не нашли.
СОЛИДАРНОСТЬ

Предположим, группа усиливается, ее члены и остальные рабочие приобретают опыт забастовочной борьбы, самоорганизации, конструктивных действий, собраний. Нужно идти на другие заводы, распространять там листовки, призывать работников повторить соответствующий опыт. Возможности рабочих одного предприятия всегда ограничены. Чего-то добиться можно, но гораздо лучше, если вместе с ними начнут бороться люди с других фабрик.

В начале XX столетия в России было много стачек солидарности. Когда с одно фабрики увольняли рабочих, то бастовать начинали не только их товарищи и коллеги, но и рабочие с других фабрик. Почему? С одной стороны потому, что люди лучше относились друг к другу, чем сегодня. Тогда большинство рабочих были выходцами из деревни, привыкли относиться к соседям с сочувствием, помогать в беде. А еще рабочие исходили из очень простого расчета: сегодня их уволили, завтра уволят нас. Объединимся между собой и с работниками других фабрик, станем силой. В одиночку трудно. Тогда люди могли отстоять товарищей. Жили по принципу: “я помогу тебе сегодня, а ты мне – завтра”. А что говорят сегодня в таких случаях? “Человек человеку волк”, “Умри ты сегодня, а я - завтра”. Вот завтра и наступило. И как, хорошо всем стало?

На заводе Ростсельмаш работало в начале 90х годов 55 тысяч человек. Завод выпускал комбайны гораздо более дешевые, чем иностранные. Но приватизаторам было выгодно оставить всего несколько тысяч рабочих, во много раз сократить производство. Ходят слухи, что они выполняли заказ иностранных конкурентов Ростсельмаша. Может и так, а может и нет, да только это неважно. Новые русские не могли управлять огромными предприятиями, они еще вчера наперстками дурили народ и продавали наркотики, а тут фабрика… Но дело не в новых русских, с которыми все ясно. Дело в том, что сами рабочие дали себя уволить. Каждый думал: “буду протестовать, меня первого уволят, а буду сидеть тихо, меня оставят”. Все сидели тихо и почти всех уволили. А вот объединились бы эти 55 тысяч, да стали бы в колонну, да присоединились бы к ним рабочие с подсобных и смежных фабрик, да жены, да друзья – могли бы попросту затоптать прихватизаторов ногами. И армию руководство вряд ли решилось бы против использовать: в армии служат солдаты из бедных семей, у кого не хватило денег на взятки военкомам, да офицеры, которым платят гроши.

Принцип “каждый сам за себя” – хорош только для буржуя. И, не в последнюю очередь потому, что он разобщает наемных работников. Для рабочих он равносилен смерти. И пока мы будем жить, руководствуясь этим эгоистическим принципом, никакой жизни у нас не будет.

Конечно, действие, даже коллективное, часто сопряжено с риском. Да много ли есть такого, что терять? Жить в дерьме и плевках до 50 лет, а потом подохнуть в какой-нибудь захудалой больнице, где нет нормальных лекарств? Или залить унижение водкой и уйти еще раньше? Не лучше ли попытаться прожить жизнь иначе?

На знаменитой Трехгорной мануфактуре в Москве начальство в 2003 г. объявило, что большинство работников ему не нужны. Уволили 2 тысячи рабочих из 3 х. Оставшимся  сказали, что скоро их тоже уволят. Молча расходились люди с фабрики, никто не протестовал. А это были высококвалифицированные рабочие и ИТРы, со стажем работы в 20-30 лет - цвет российского пролетариата. Людям плюнули в лицо, сломали жизнь, а они утерлись и пошли доживать. Даже крыса, загнанная в угол, прыгает на своего обидчика; эти молча разошлись по домам. Хотите прожить жизнь так?
ВНЕ СИСТЕМЫ

Но предположим мы научились действовать вместе, перестали бояться начальников, законов, гнева чиновников. В наших руках оказалась сила – множество групп, объединенных в братский союз, в федерацию. Что тогда? Тогда встанет выбор: при какой общественной системе мы хотим жить. Надо ли еще терпеть капиталистов, или вообще следует уничтожить систему, которая их порождает. На самом деле, данный выбор возник уже в тот момент, когда решили действовать коллективно. Рабочие бросили вызов бизнесу, а значит и государству, которое с ним связано.

Но на этом пути кроется множество препятствий. Около 90 лет назад в России уже была революция - попытка свергнуть капитализм, и она оказалась неудачной.

Действительно когда-то партия коммунистов обещала построить рай на земле. Государство, руководимое партией, якобы вело народ к светлому будущему - коммунизму. Партийно-чиновные господа питались в свое удовольствие из спецкормушек. А рабочих заставляли вкалывать и платили им копейки. Для недовольных предлагались психушки и концлагеря. Но обещанный рай так никогда и не наступил. Потом, люди перестали верить лживым ленинистским обещениям, и начали открыто возмущаться свои положением (вспомним первые шахтерские стачки в 1991 году с более чем полумиллионом участников). Тогда наиболее предприимчивая часть чиновников сбросила красную маску и переквалифицировалась в демократов. Они обещали народу материальное процветание и свободу. И их в какой-то момент поддержали многие трудящиеся (м.б. даже большинство). Но демократия на поверку оказалась ухудшенным вариантом “коммунизма”. Деньги перестали платить совсем, а власть по-прежнему оставалась в руках тех же самых чиновников к которым прибавились еще и бандиты. Причем основная масса населения по-прежнему остается бесправной, т.е. ничего не решает.

Другие партчиновники и администраторы, менее преуспевшие в эпоху свободного рынка, сделались оппозицией и приглашают нас теперь обратно, в старые добрые времена реального “социализма”. Из таких – КПРФ. Им мало их нынешней кормушки, они хотят кормушку по-больше. В какой-то момент часть трудящихся опять поверила тем, кто до сих пор ходит под красной маской. И проголосовала за них на выборах. Каков же был результат? Возник так называемый “Красный пояс”, где у власти стояли чиновники КПРФ. Не трудно догадаться, даже если и не знать наверняка: по сути ничего не изменилось, только стало хуже. Потом, кое-где после очередных выборов и этих красных чиновников заменили. И опять ничего не изменилось к лучшему. Почему так?

Сама идея о том, что кто-то другой, а не сами работники - все вместе - могут «представлять» и «защищать» свои интересы, порочна и несбыточна. Это самая невозможная и нелепая из всех утопий. Что же еще должны сделать с народом политики, чтобы это доказать?

В рамках существующих в современном обществе правил и системы организации управления выхода нет. Но, возможно, он есть вне этой системы. Победить можно только в том случае, если мы не будем соучаствовать в чужой борьбе за чуждые нам интересы и установим свои правила. Решающая роль в процессе принятия решений по всем важнейшим вопросам производства, управления и вообще общественной жизни должна принадлежать общим собраниям работников. Вот он – единственный суверенный орган управления. Конечно, трудно, а подчас и невозможно решать все вопросы на общезаводском собрании, где присутствуют сотни или даже тысячи людей. Но существует и зачастую используется рабочими (например, в ходе стачек, а так же, на некоторых кооперативных предприятиях) опыт проведения цеховых и бригадных общих собраний, наряду с общезаводскими. Все эти самоуправляющиеся подразделения договариваются между собой о разделе полномочий, о распределении функций управления, а избранные ими советы делегатов берут на себя координацию управления. Делегаты таких советов могут действовать только на основе наказов и в жестких рамках решений принятых общими собраниями. Они не управленцы, не чиновники, не “представители интересов работников”. Они - проводники воли общего собрания и они в любой момент могут быть поправлены или смещены по решению общего собрания, от лица которого действуют.

Как производство, так и городские службы могут быть со временем перестроены на началах самоуправления. Общие собрания работников предприятий, коммунальных служб, врачей, учителей, жителей городских кварталов и их советы делегатов - вот тот способ организации жизни и прямой власти трудящихся, который со временем позволит нам взять свою судьбу в собственные руки и стать полноправными хозяевами и на своем предприятии и в городе. Принятие решений по всем основным вопросам на общих собраниях - это единственный залог того, что никакие начальники, никакие чиновники, никакие профессионалы от политики, никакие “представители интересов трудящихся” не смогут никого предать. Не смогут потому, что при этой системе их просто не будет.

Нам говорят, что у рабочего класса нет достаточной подготовки и образования, что  рабочие не могут ни разобраться самостоятельно в проблемах управления производством и потому ими должны командовать администраторы и менеджеры. Нам заявляют, что понять, как устроить общественную жизнь рабочие в принципе не могут, и поэтому ими должны руководить «политические авангарды», «наиболее сознательные элементы», т.е. политические партии и лидеры. Да, может быть, сегодня рабочие еще не все знают и умеют. Но они вполне в состоянии научиться и они учатся. Рабочий класс – это сообщество взрослых людей, делающих сложнейшие вещи (обеспечивающие, кстати сказать, существование и политиков и капиталистов), а не младшая группа детского сада! И потом, рабочий класс включает в себя всех неруководящих работников от разнорабочих до инженеров. Рабочие и цеховые инженеры, врачи и учителя, шахтеры и транспортники, строители и сельские работники - не они ли сами создают все те блага, без которых жизнь современного общества была бы немыслима и невозможна? Так зачем же, производя все это, – доверять вопросы распоряжение общественными благами и управление обществом капиталистам и профессиональным чиновникам? Если работники в состоянии научится сложнейшим вещам, связанным с их сегодняшним трудом, то из чего следует, что они не могут научиться коллективно управлять своим цехом, заводом, городом? Этому можно учиться в процессе коллективной борьбы, которая ведется на началах самоуправления. Кроме того, почему бы, например, не попробовать создать курсы по изучению того, как функционирует предприятие или городские службы?

Стоит ли изобретать что-то новое, когда есть существующие властно-правовые механизмы? Но разве нас устраивает работа этих механизмов? Разве достаточно заменить плохих начальников на хороших, чтобы всем стало лучше жить? Если бы это было так, мы уже давно жили бы при коммунизме!

Нет нужды негодовать по поводу недостатков начальников. Они просто не могут быть другими в силу своего положения. Никто же не требует от клопов, чтоб они не кусали. Их просто давят! К начальникам следует относится с холодным безразличием и готовить почву для их отстранения от рычагов управления. Нужно развивать структуры общественного самоуправления – общие собрания, стачкомы, и их союзы - с тем, чтобы в нужный момент эти структуры оказались готовы взять ситуацию под свой контроль.

Источник: http://antifa-kiev.at.ua/publ/1-1-0-6
Категория: Идеология | Добавил: antifa (28.09.2008)
Просмотров: 424 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2017